Читайте нас в соцсетях

sitemapsitemap

Bugatti Chiron / Mercedes-AMG GT R

Сногсшибательные

На фестивали скорости AUTO BILD дал угла на самых захватывающих авто года.

Bugatti Chiron

АНГЛИЯ СТОИТ НА СВОЕМ. И дело вовсе не в brexit («выход из ЕС»). Ежегодно Англия искренне принимает в свои теплые объятия самые быстрые автомобили всех времен и народов. На фестивале в Гудвуде собираются сотни машин и мотоциклов. Именно здесь в 2016 году впервые показали себя Mercedes-AMG GT R и Bugatti Chiron – пара самых брутальных и быстрых автомобилей. И мы получили непосредственную возможность узнать их поближе.

Mercedes-AMG GT R

Правда, это знакомство не было непосредственным. Мне разрешили быть пассажиром, а за руль сел Льюис Хэмилтон. И это, на самом деле, большая удача. Пара кругов по трассе с чемпионом «Формулы-1» наверняка запомнятся навсегда, а также во всех красках раскроют характер самого горячего двухдверного Mercedes. Как и все мировые звезды, Хэмильтон заставил себя ждать. Осматривая GT R со всех сторон, я вдруг начинаю беседу с Тобиасом Мёрсом, боссом AMG. Он рассказал мне, что это не просто ультимативная версия AMG GT, но совершенно новый автомобиль. Внешность – лишь оболочка. Она напичкана гоночными технологиями и решениями, которые можно выводить на дороги общего пользования.

Центр силы: давление наддува выше, настройки мотора злее. В результате битурбированный V8 выдает 585 л.с. и 700 Нм

Так оно и есть. «Прутья» передней решетки сделаны более нарочитыми, в честь Mercedes 300 SL Panamericana, у которого они выполняли роль силовой защиты. Воздухозаборники в переднем бампере шире (для лучшего охлаждения) и злее (для пущей эмоциональности облика). Корма купе увенчана стационарным регулируемым антикрылом. Ну а в целом GT R по градусу впечатлений может соперничать с пылкими Ferrari или Lamborghini.

Аэродинамика как стиль: от своих более цивилизованных братьев GT R отличается активными воздухозаборниками спереди и регулируемым спойлером сзади. Ну и зеленый цвет привлекает внимание

Наконец-то появляется Хэмильтон. К счастью, он горит желанием прохватить по трассе Гудвуда. Садимся, пристегиваемся, Льюис запускает двигатель, нажимая клавишу, пульсирующую красным цветом. Внезапно мой мир содрогается…

Гоночный автомобиль на дороге: в салоне карбон везде, куда ни глянь. У ESP тут аж 9 тонких настроек, включая полное отключение

Что за звук?! Это звук – громкий, пронзительный, бубнящий металлом – не разрешила бы ни одна служба, допускающая машины на дороги общего пользования. Выхлопная система будто изрыгает металл, пытаясь приглушить рокот гоночного V8. Льюис меж делом тянет руку к переключателю, деактивируя ESP. «Кликает» правым подрулевым лепестком, включая первую передачу. Мы выдвигаемся на трассу.

Трасса не намного шире, чем Bugatti Chiron. Кажется, зеленый ад тут, а не на Нюрнбургринге

А трасса – та еще западня. Я бы не выехал на нее даже находясь под влиянием какого-то тяжелого и запрещенного препарата. Да еще за рулем GT R. Но наш зеленый монстр не колеблется и пулей влетает на первый вираж узкой трассы. Рев выхлопа еще пронзительнее. Кажется, он срывает листву с близлежащих деревьев и кустов. Металлический звон мотора смолкает лишь на доли секунды в те моменты, когда преселективная АКП сменяет передачи, вонзая их прямо в спину пилоту и штурману. На разгонах пинки от включающихся передач еще злее и жестче. На торможении мое тело вонзается в ремни безопасности. Для меня тут все удивительно, а для Хэмильтона – ничего особенного. Завершая второй, он с улыбкой смотрит на меня. Мое лицо тоже расплывается в улыбке и как раз начинает обретать нормальный оттенок. Во время быстрого круга по трассе я успел побледнеть.

Но нам весело. «Может, еще разок?» – с лукавой улыбкой спрашивает Льюис. Ну что за вопрос?! Конечно!  И этот круг мы проносимся в занос, двигаясь буквально поперек трассы. «Как тебе машина?» – интересуюсь я. «По-моему, эта машина самая гоночная из всех серийных, на которых я когда-либо ездил», – признается Хэмильтон. Серьезный комплимент, которому позавидовал бы даже Пагани. А еще Льюиса приятно удивило полноуправляемое шасси, впервые примененное на автомобиле Mercedes. «По ощущениям GT R гораздо компактнее, чем есть на самом деле», – считает чемпион «Формулы-1».

В конце поездки бортовой компьютер показывает данные, которые не выдает ни один другой компьютер серийного авто

В конце, веселый и улыбающийся Льюис Хэмильтон покидает салон пышащего жаром Mercedes-AMG GT R. К нему присоединяюсь и я, пытаясь устоять на слегка дрожащих ногах. Было здорово! Но это не конец. У меня в программе еще один уникальный гиперкар. И он еще мощнее, быстрее и баснословного дороже. Меня ждет Bugatti Chiron.

Мощность – 1500 л.с. Это самый мощный серийный спортивный автомобиль на свете. Но и самый дорогой: €2,4 млн. без НДС. Почему я обратил внимание на эти цифры? Да потому, что с точки зрения Bugatti было очень смело выводить в свет свою новинку на столь узкой гоночной трассе. Фактически, это и не трасса вовсе, а пара сельских дорог да дворовая улочка.

Плоский, широкий и футуристический: главному дизайнеру Bugatti Ахиму Аншайдту удалось придать облику Chiron и нотки элегантности

Да, вы правильно поняли: трасса в Гудвуде – просто заасфальтированная грунтовая дорога. Она лишь немного шире кузова Chiron. Обочина – пара сантиметров газона. За пару часов до тест-драйва небеса разразились ливнем. Обычное дело в Англии. Теперь эта извилистая полоска асфальта, петляющая меж кустов и деревьев, еще и мокрая. И очень скользкая: вода смешалась с маслом, накапавшим с моторов олдтаймеров, гонявших здесь до полудня.

К счастью, мой пилот точно знает, с чем имеет дело. Ну, я надеюсь на это. Энди Уоллес не только штатный тест-пилот Bugatti, но еще и выдающийся гонщик. За его плечами уйма побед в 24-часовых гонок Ле-Мана.

Сперва надо как-то усесться на пассажирское кресло Bugatti. Оказалось, что мне – обладателю 2-метрового роста – еще нужно постараться сделать это. Порог широченный, крыша низкая. Протиснувшись, я удивляюсь: на самом деле внутри предостаточно места. Спешу надеть и застегнуть шлем. Энди запускает двигатель. 16 цилиндров оживают тихо и мягко, выхлоп почти шепчет. Ни что не указывает на почти ядерный потенциал этого автомобиля.

Ожидая нашей очереди на выезд на трассу, нахожу время осмотреться в салоне. Тут все не как у других. Высокое качество отделки, искусное исполнение каждое мелочи и детали, элегантность дизайна и исполнения. Этот интерьер в первую очередь благородный, а уж затем гоночный. Литая накладка из алюминия на центральной консоли – лишь легкая отсылка к спартанской отделки истинно гоночного болида. В целом же, ни один условный конкурент этого автомобиля не способен и близко сравниться с ним в пышности отделки. Тут очень уютно ожидать своей очерди на въезд. Но это – затишье перед бурей.

Улыбка довольного человека: это гонщик Энди Уоллес, неоднократно выигрывавший гонки в Ле-Мане, а теперь помогавший в разработке нового Bugatti

Настал наш черед. Уоллес активирует первую передачу, что в бешенном гоночном режиме происходит с сильным рывком. Спокойствие покидает меня, реальность вокруг вот-вот изменитсяю. Полный газ – и Chiron будто взлетает. Дыхание перехватывает. Теоретически, этот болид пуляет до 100 км/ч менее чем за 2,5 секунды. Здесь, на трассе в Гудвуде, полный привод Chiron пригодился как нельзя кстати. Подлетаем к первому повороту, Энди слегка отпускает акселератор, я успеваю сделать глубокий вздох. Керамические тормоза резко осаживают 1500-сильный гиперкар, ремень безопасности вновь впивается мне в грудную клетку. Хорошо, что завтрак был очень легким, иначе он бы очень некрасиво выглядел бы на коже дорогущей выделки.

Даже с пассажирского сиденья видно, что Chiron экстремально быстрый и цепкий. Я дышу урывками, а машина неистово цепляется за асфальт, несмотря на воду и грязь, попадающие под его колеса. Энди едет с запасом. По-моему, он ни разу не нажал газ до отказа. Тем не менее, местами скорость приближается к двум сотням км/ч. Тут уж о себе дает знать неровный асфальт, по которому широченные шины едва катятся и больше прыгают даже несмотря на все усилия адаптивной подвески. На одном вираже на скорости «под двести» нас занесло. Энди справился с заносом. А я вдруг вспомнил чье-то мнение о «Формуле-1» на улочках Монако, где «потерявший управление болид напоминает вертолет, влетевший в гостиную». Конечно, сочетание Bugatti Chiron и узкой сельской дороги в Гудвуде – очень пикантное, если не сказать взрывоопасное.

В итоге мы благополучно пересекаем финишную черту. Прощаясь с нами, Bugatti выводит на бортовой компьютер достигнутые во время заезда максимальные величины: скорость 202 км/ч, достигнутая мощность в 1490 л.с. Впечатляющие цифры, принадлежащие чему-то из другой вселенной.

Mercedes-AMG GT R Coupe

Мощность 430 кВт (585 л.с.) при 6250 об/мин

Макс. крут. момент 700 Нм при 1900 об/мин

Макс. скорость 318 км/ч

0–100 км/ч 3,6 с.

Bugatti Chiron

Мощность 1103 кВт (1500 л.с.) при 6700 об/мин

Макс. крут. момент 1600 Нм при 2000 об/мин

Макс. скорость 420 км/ч

0–100/200/300 км/ч <2,5/6,5/13,6 с.

ИТОГ

Выходные, проведенные с Mercedes-AMG GT R и Bugatti Chiron во время путешествия на фестиваль скорости в Гудвуде – самые, пожалуй безбашенные и безумные в моей жизни. Оба по-своему уникальны и брутальны. Здорово, что эти машины существуют!

Bugatti Chiron

ОЦЕНКА: 5

AMG GT R

ОЦЕНКА: 4,5

Редактор Штефан Фосвинкель 

Комментарии ()

  1. Mikhail 05 декабря 2016, 12:46 # 0
    Mercedes достойный спортивный автомобиль, но он меркнет по сравнении с ядерным Широном.
    Jeep grang cherokee
    Автомойка

    Loftcenter

    Кузовной ремонт