Читайте нас в соцсетях

sitemapsitemap

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ RENAULT ДЛЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ МИРА

Белорусские автожурналисты побеседовали с ведущими дизайнерами компании Renault в On-line интервью. Вопросы задавали Евгений  Дударев («AUTO BILD Беларусь»), и др. белорусские журналисты.

Слева направо: Хулио Лозано (Julio lozano) – дизайнер экстерьеров, разработчик рестайлингового Clio 
и концепта Captur, Магали Гуро (Magali Gouraud) – ведущий сотрудник подразделения Renault Design по 
дизайну интерьера, разработчик дизайна интерьера концепта Captur, Энтони Грейд – вице-президент 
Renault по дизайнерским программам

Евгений Суховерх: Расскажите, пожалуйста, что вас вдохновляло при создании Captur, и как вообще родилась эта идея? Как долго шла 
работа над проектом?

Магали:  Уважаемые коллеги, в самом начале работы над концепт-каром Captur у нас были определенные концепции, над которыми мы работали. Это были идеи воплощения света, эмоций, добра, различного рода ощущений, а также динамики. и, исходя из этих них, мы начали работать над проектом.
Хулио:  Captur – это второй концепт-кар, представленный в рамках новой дизайнерской стратегии Renault, которая посвящена жизненному циклу
человека. Captur в этом цикле символизирует этап исследования мира, тяге к путешествиям, активному образу жизни.
Магали:  источниками вдохновения при создании интерьера концепта стало человеческое тело с его атлетическими линиями, а также спорт, причем, те его формы, которые связаны с путешествиями (как регаты, например), и искусство, особенно такое его направление, как конструктивизм, который я также пыталась 
отразить в новом концепт-каре.
Юрий Лихута: Любой концепт, как правило, предшествует серийной модели. Интересует ваше мнение как дизайнеров: насколько точным должно быть соответствие серийного автомобиля концепту впоследствии?
Хулио: в данном случае мы можем говорить о том, что внешний вид концепт-каров Renault не обязательно дает полное представление о будущем виде
конкретной серийной модели. Концепт – это возможность продемонстрировать тот новый стиль, те новые веяния, тенденции в дизайне компании,
которые в будущем, возможно, найдут свое отражение. Это своеобразное ДНК дизайна компании, которая найдет свое воплощение через определенное время. 
Совершенно не обязательно, что следующая серийная модель будет выглядеть как концепт.
Евгений Дударев:  Нишу кроссоверов французские автопроизводители заняли последними и благодаря помощи партнеров из Азии. На ваш взгляд,
каким может и должен стать чистокровный SUV, созданный французскими дизайнерами? Что он даст этому сегменту рынка авто?

Энтони Грейд:  отвечая на ваш вопрос, я хотел бы, в первую очередь, подчеркнуть, что компании Renault и Nissan – это компании-братья, и, естественно, работая вместе, мы иногда создаем модели на одних и тех же платформах. к примеру, Nissan Micra производится на платформе Clio, а полноприводную платформу для моделей 4х4 Renault заимствует у компании Nissan. А что касается тех новшеств компании Renault, о которых вы спросили, то, с точки зрения 
дизай на, за это отвечают наши коллеги, в том числе, Хулио и Магали. Renault может добавить к SUV такие черты, как практичность и функциональность, которые традиционно причисляют к «козырям», преимуществам французской марки. и если взять в пример тот же Captur, вы можете увидеть, что его плавные,
нежные линии – они более латинские, более французские, а если брать Nissan – то там больше японские, азиатские мотивы.

Денис Логунович: Готовится ли уже дизайн Logan, столь популярной у нас модели, и будет ли в ней какая-то концептуальная преемственность, 
отразятся ли в ней какие-нибудь черты новых концептов?

Энтони Грейд:  следующий Logan в будущем все-таки останется Logan, и он будет отвечать запросам той целевой аудитории, на которую рассчитан. 
конечно, автомобиль будущего – более динамичный, более современный, но при этом следующий Logan тоже будет седан, функциональный, крепкий
автомобиль, не лишенный элегантности.
Василий Минаков: следующий Logan будет интереснее, элегантнее, но при этом он сохранит те свои качества, которые так ценят наши потребители. Прежде всего, это вместительность, которую автомобиль сохранит в любом случае, даже если изменятся его формы.
Денис Скоробогатый:  Планируется ли на основе эстетики Captur создание имиджевой модели Renault такого же плана, как Nissan Juke?
Хулио: на данный момент каких-либо планов по созданию серийного автомобиля на базе концепта Captur нет, потому что концепт служит скорее источником идей для будущих разработок, и Магали и Хулио ищут в модели нотки вдохновения для создания будущих серийных моделей. Будет ли именно такая модель,
и как она будет называться – пока сказать сложно.
Евгений Суховерх: У меня вопросы и к Энтони, и к Хулио, и к Магали. Если коллеги не возражают, то я последовательно их задам. К Энтони вопрос 
такой: отслеживает ли Renault при проектировании своих моделей пожелания клиентов? Может быть, проводятся какие-то опросы насчет того, 
как должен выглядеть будущий автомобиль? Или все-таки дизайнерам предоставляется полная свобода творчества?

Энтони Грейд:  Безусловно, такого рода исследования обязательно проводятся. Формат фокус-групп – это, в принципе, не ноу-хау для автомобильной 
отрасли, их проводят совершенно разные компании, такие, как Apple, Microsoft. Это такой инструмент, который просто необходим для понимания тех
требований, тех ожиданий, которые есть у потенциальной аудитории, потенциальных покупателей данного автомобиля. Автомобиль – это 
продукт довольно сложный, и при этом конкуренция, которая существует на рынке, очень плотная. Для того чтобы занять свою долю рынка, мы должны 
понять и определить те задачи, над которыми мы должны работать. и при этом мы все отдаем себе отчет, что в великобритании, Беларуси, Украине, 
казахстане клиенты любят и ценят разные решения, разные настроения. наша за дача – максимально это почувствовать и макси мально ответить на 
запросы клиентов.
Евгений Суховерх: Следующий вопрос – к Магали и Хулио. Дизайн Captur – довольно радикален. И какие именно из этих «радикальных» идей вы бы 
хотели видеть в серийных моделях?

Магали:  в будущих имиджевых моделях мы бы хотели увидеть, прежде всего, тот язык форм, которыми сегодня отличается концепт-кар Captur. 
Потому что в нем воплощен тот Днк марки, который будет прослеживаться в будущих поколениях моделей. также хотелось бы и в интерьере, и в экстерьере реализовать идеи практичности, которые использованы в данном концепт-каре. К примеру, если говорить об интерьере – то это какие-нибудь емкости
для хранения и другие полезные приспособления.
Хулио:  в серийных моделях хотелось бы увидеть те плавные, чувственные, латинские линии, которые присутствуют в экстерьере автомобиля. 
Мне импонируют также формы машины, которые показывают ее готовность к скорости, готовность к рывку, динамичность. Эта статичная динамика 
очень цепляет, и очень хотелось бы, чтобы будущие модели Renault ее воплощали.
Магали:  А мне очень импонируют те цветовые решения, которые на данный момент применены в Captur, и очень хотелось бы, чтобы они перешли в 
серийные модели.
Денис Скоробогатый: Возможно, вы, как люди, которые сейчас находятся на передней линии дизайна Renault, подскажете три основных дизайнерских
 решения для моделей Renault, которые мы увидим в ближайшее время? Помимо нового решения передней части концепта DeZir – т.е. характерных черных «усов» по бокам большой эмблемы – какие еще идеи мы сможем увидеть и на концептах, и на серийных моделях в ближайшем будущем?

Хулио:  сначала мы ответим немного образно: это теплота, чувственность, динамизм и латинские корни. Это более плавные и текучие линии без острых углов, 
созданные для того, чтобы у каждого, кто смотрит на автомобиль, возникло желание к нему прикоснуться. Мы рассчитываем на то, что у всех будущих концепт-
каров и серийных автомобилей будет один общий компонент – это новое решение передней части, логотип в увеличенном виде на черном фоне.

Евгений Дударев: Персональный вопрос к Магали. Она говорила, что в дизайне интерьера ей больше всего нравятся цветовые решения, а мое 
внимание больше всего привлекли кресла, которые представляют собой каркасы с натянутыми на них эластичными веревками. Вопрос такой: Магали, на 
ваш взгляд, смогут ли когда-нибудь такие кресла появиться в серийных автомобилях? И каково сидеть в таких креслах, поделитесь впечатлениями.

Магали:  когда я работала над созданием сидений для концепт-кара Captur, мне хотелось, чтобы этот автомобиль создавал ощущение комфорта, в том 
числе и за счет сидений. когда ты останавливаешь машину, то можешь расслабиться, почувствовать себя в более комфортной обстановке. и, конечно 
же, я пробовала на себе эти сиденья, поэтому с уверенностью могу сказать: моя задача была успешно достигнута. Хотелось, чтобы комфорт не создавался
тяжелыми и громоздкими формами, а был компактным. Чтобы человек, находящийся в таком кресле, чувствовал себя так, как будто он находится в гамаке.
Денис Скоробогатый: В данный момент Renault отходит от архитектурных форм линейки моделей предыдущего поколения, которые задал Avantime, 
и возвращается к плавным, флюидным формам.
Связываете ли вы дизайн современных моделей с дизайном моделей 90-х, для которых также были характерны плавные, чувственные формы 
и которые были приятны глазу потребителей на рынках с традиционалистским менталитетом?

Энтони Грейд:  нет. при создании новых кон цептуальных форм компания Renault сейчас смотрит в будущее.
Хулио:  но при этом о том, чтобы отказаться от истории, забыть о своих традициях, достижениях прошлого, речь не идет. Это «бэкграунд» компании, 
который будет всегда находиться с ней. просто сегодня речь идет о новом шаге вперед.
Евгений Суховерх: Вопрос к Хулио и Магали. Для вас, как для творческих личностей, что является первичным при разработке концепт-каров: искусство 
или серьезная творческая работа по поиску новых путей развития дизайна компании?

Хулио: Хороший вопрос.
Магали: создание концепт-кара – это возможность совместить и работу, и полет мыслей, свободу творчества, возможность быть креативным. в то время, 
когда создавался Captur, я также работала над серийной моделью и мне удалось получить уникальный опыт: когда ты творишь, и в то же время уже
создаешь что-то, что совсем скоро появится на дорогах.
Хулио:  создание концепта – это изумительное сочетание и реальности, и искусства. концепт-кар – это искусство в движении. создавая концепт, дизайнер создает реальность, которая найдет свое воплощение в автопроме через определенное время. Это очень интересно! Это настоящая свобода творчества и движения
вперед, к определению будущего.
Евгений Дударев: Современное видение дизайна Renault было «открыто» Лоуренсом ван ден Акером и его концептом DeZir. Все-таки DeZir дал какие-то 
основополагающие моменты новой дизайнерской стратегии. Перед началом разработки Captur были ли перед вами поставлены какие-либо рамки, 
условия? Например, что эмблема должна быть именно на черном фоне, формы должны быть именно текучими, латинскими? Были ли подобные 
условия работы от шефа ван ден Акера?

Хулио: и да, и нет. конечно, был создан первый концепт-кар DeZir, в котором уже можно было почувствовать тот новый шаг, который делает компания Renault
в своем дизайне. И когда начиналась работа над Captur, г-н Ван ден Акер обратился с предложением почувствовать тот новый стиль, который он уже постарался воплотить, почувствовать те новые плавные линии, которые были найдены в концепт-каре DeZir, которые можно было попробовать воплотить в следующую модель. 
но при этом у нас была большая свобода творчества и реализации идей, которые, конечно, уже на какой-то первоначальной стадии обсуждались с г-ном 
Ван ден Акером, и он нашел возможным внести какие-то коррективы.
Денис Скоробогатый: У меня вопрос к г-ну Энтони Грейду. Я знаю, что вы неплохо говорите порусски, я так понимаю, благодаря тому, что вы продолжительное время работали в России в рамках альянса. Вопрос: какие местные предпочтения в дизайне здесь вы для себя открыли? И какие тренды здесь наиболее востребованы на ваш взгляд?
Энтони Грейд:  Да, я работал в России, и Россия – большая страна. с разными людьми, с разными целевыми аудиториями, и у этих людей, которые населяют такую большую страну, совершенно разные вкусы. Я работал в самарской области, которая отличается от Москвы и Московской области, но при этом я могу сказать, что тот единственный момент, который свойственен всем русским людям, – это стремление найти качество и надежность в продукте, в автомобиле. Дорожные условия 
в России зачастую оставляют желать лучшего, особенно в межсезонье, зимой, и поэтому людям нужны хорошо отапли ваемые автомобили, с высоким клиренсом, высокой проходимостью. 
Большинство людей в России плохо во дит автомобиль: это очень агрессивные водители, и поэтому даже девушки, которые зачастую не менее агрессивны, чем молодые люди, ищут автомобиль, который и выглядит агрессивно. и поэтому в моем представлении идеальный автомобиль для российского человека – это автомобиль, который отличается динамичностью, агрессивностью, дизайн которого говорит «Убирайтесь с моей дороги!». Но при этом интерьер его должен быть очень мягким и спокойным, он должен защищать, обволакивать тебя. тогда в автомобиле ты чувствуешь себя как дома. Что еще интересно: в европе потребители 
не столь зациклены на автомобилях, как здесь. но при этом еще создается ощущение, что в России, в странах снг, которые окружают Россию, в том числе и 
в Беларуси, люди очень любят автомобили. Молодые люди заинтересованы в покупке автомобиля, они его жаждут, что для нас, автопроизводителей, конечно, 
очень здорово, и мы это ценим.
Денис Скоробогатый: Продолжая тему. Говоря об эмоциональных моделях, которые могли бы заинтересовать молодежь, планирует ли Renault 
возрождение какой-либо имиджевой, знаковой модели? Например, у Fiat есть 500, у Mini есть Mini, у Volkswagen есть Beetle. Мы видим большую 
активность Renault в плане концепта будущего R4.
Планируется ли введение в линейку какой-нибудь знаковой имиджевой ретро-модели?

Энтони Грейд:  в данный момент открыть все карты мы не можем. но, в любом случае, такие разговоры бы вают, и мы думаем, что можем вернуться к Renault 
4, Renault 5. но пока ничего конкретного мы сказать не можем. использовать термин «ретро» мы бы уже не стали, потому что компания сегодня больше 
нацелена на будущее. Что касается имиджевой модели, то у Renault есть марка Alpine, и она, с нашей точки зрения, может считаться своеобразным hero-project.
Василий Минаков:  Я могу ответить на ваш вопрос. Да, действительно, у Renault есть такой автомобиль, который можно считать спорт-флаг маном, автомобилем, который несет в себе большое количество идей. сказать сейчас, будет ли производство этого автомобиля в будущем в каком-то новом виде или новой
концепции, мы не можем.

Евгений Суховерх: Я хотел бы задать вопрос о России, раз уж тут о ней шла речь. Уже несколько лет концерн Renault сотрудничает с АвтоВАЗом, 
налицо определенный процесс совершенствования автомобильных технологий. Можно ли ожидать, что Лады получат в будущем хоть какую-то часть 
ДНК Renault в плане дизайна?

Энтони Грейд:  Что касается Lada, то здесь я могу сказать точно: она была, есть и будет отдельным автомобильным брендом, который как бренд никак 
не связан с Renault. Этот бренд возглавляет в рамках АвтовАЗа свой директор по дизайну – стив Маттин, который до этого работал 4 года в компании Volvo, 
а до этого много лет работал в компании Daimler. Я с ним знаком, это очень талантливый человек, талантливый дизайнер, при этом он хороший менеджер, который сумеет, я уверен, выстроить работу таким образом, чтобы дизайн марки Lada развивался. Игорь Комаров дал господину Маттину полную свободу творчества для воплощения каких-то новых идей, и мы надеемся, что у них все получится.
Денис Логунович: Мир уже увидел серию концептов в новом оформлении Renault. Я так понимаю, первыми проявлениями стали модели Twingo и 
Clio – компактные модели, которые получат новое оформление передней части. Хотелось бы узнать, какая будет следующая модель с обновленным 
дизайном? И какое количество времени требуется обычно компании для того, чтобы перевести весь модельный ряд в концептуально совершенно новый стиль?

Энтони Грейд: третью модель вы сможете увидеть в октябре следующего года на парижском автосалоне, и, уверен, вы будете просто очарованы ее красотой 
и элегантностью. Cегодня, разрабатывая серийные автомобили, мы, конечно же, держим в уме все дизайнерские достижения. Будем надеяться, скоро 
вы сможете все наши идеи увидеть вживую. Что касается вашего вопроса о том, сколько времени нужно компании, чтобы перейти на новый язык дизайна, то это где-то 2-3 года. Через три года вы сможете увидеть совершенно новый стилистический код в моделях Renault, в том числе серийных.
Евгений Дударев: Вопрос к Магали и Хулио. Работа над Captur сейчас закончена. Какие проекты были переданы вам для дальнейшей работы? И сразу 
же задам второй вопрос: каково работается под руководством Лоуренса ван ден Акера? 

Энтони Грейд:  Хулио и Магали входят в число ведущих дизайнеров марки Renault, и в настоящий момент у них очень много проектов.
Магали: сейчас я работаю над серийным автомобилем, который будет принадлежать верхнему сегменту модельной гаммы Renault.
Хулио:  продолжаю работать над концепт-каром Captur, точнее, над серийной моделью, которая впоследствии должна заменить Koleos.. Мы 
пытаемся создать базу для подготовки достойной замены Koleos. с использованием тех решений, которые нами подготовлены в Captur.
Евгений Дударев: А про Ван ден Акера что расскажете?
Магали: Здесь очень важно подчеркнуть тот момент, что мы работаем вместе. Лоуренс всегда в команде. пусть он не рисует сам, но он всегда участвует в этом процессе, никогда не отдаляется. 
Мы работаем в одной связке с ним. и что нам больше всего нравится – он пытается нас одухотворить, вдохновить нас на работу, зарядить той энергией, 
которая ему присуща.
Хулио:  Лоуренс всегда очень мотивирован, и свою мотивацию пытается передать нам тоже. Организовать работу таким образом, чтобы все были 
вместе. Никто никогда не отдаляется, и это всем очень импонирует.
Энтони Грейд: Мне в имидже Ван ден Акера нравится то, что он всегда надевает костюм с кроссовками.
Василий Минаков:  Да, во время презентаций новых концептов он всегда обувает кроссовки в цвет автомобиля.
Хулио:  есть лишь одна проблема: Лоуренс очень высокий, и ходит гораздо быстрее нас. нам приходится его все время догонять. Ребята все бегут у 
него за спиной.
Роман Костицын: Коллеги, мы задали все вопросы, которые планировали, огромное спасибо. Мы надеемся, что в ближайшее время у вас появится 
возможность побывать и в Беларуси, потому что здесь есть свои особенности, в том числе и по восприятию автомобильного дизайна. И у нас марка 
Renault является одной из самых популярных как в сегменте новых автомобилей, так и в сегменте подержанных. Спасибо вам большое за эту встречу, 
мы вас ждем в гости в Беларусь

 

Комментарии ()

    Jeep grang cherokee
    Автомойка

    Loftcenter

    Кузовной ремонт