Opel Mokka X

Читайте нас в соцсетях

sitemapsitemap

Интервью

Даниил Квят: эксклюзивно для журнала «AUTO BILD Беларусь»

«В современной «Формуле–1» очень важно оказаться в нужный момент и в правильном месте…»

Имя этого гонщика появилось в широкой печати всего два года назад после его победы на Гран-при Бельгии в чемпионате GP3. Это было начало победного восхождения российского пилота к чемпионскому титулу этих гонок сопровождения «Формулы-1». На следующий год Даня оказался уже непосредственно в «Королеве автоспорта», став лучшим дебютантом сезона 2014. Мне уже доводилось раньше неоднократно общаться с Квятом в рамках индивидуальных интервью, но в этот раз в Спа-Франкоршаме мы с ним встретились после его триумфального выступления в Венгрии, где Даня впервые в формульной карьере поднялся на подиум.

Квят на трассе в Монце

– Даня, учитывая твои знания русского, английского, итальянского языков…. если бы разрешалось отвечать на любом языке, независимо от того, на каком задавался вопрос, чтобы ты предпочел?

Я даже не могу представить себе такую ситуацию. Все будет зависеть от национальности собеседника. Но в любом случае, многие технические термины я знаю, наверное, лучше на итальянском, или даже английском. Что до эмоций и бытового уровня, то здесь мне проще будет объясниться на домашнем языке, то есть на русском.

– А какой бы ты выбрал для общения с журналистом, если бы знал, что он владеет этими тремя языками?

Тот, на котором журналист лучше сам разговаривает. Мне, в принципе, все равно на каком.

– При смене болида каждому гонщику требуется время для адаптации. Одному больше, другому меньше. Что было для тебя проще: перейти с GP3 на машину «Торо Россо»? Или в этом году пересесть в кокпит «Ред Булл»?

Трудно вот так прямо ответить. Смена команды – это всякий раз новый процесс. Можно сказать, что это как обнуление программы. В «Ред Булле» у нас было много проблем в начале года. Мне даже не довелось участвовать в первой гонке из-за этого. Хотя ожидания были высокие и у меня, и у команды. И так уж случилось, что нам пришлось вкатываться чуть дольше, чем хотелось бы. Но в итоге ко всему можно привыкнуть, так что адаптация все же уже прошла.

– Твой подиум в Венгрии, несмотря на то, что он был достигнут в силу ряда счастливых случайностей, говорит о том, что твоя первая цель достигнута. Можно ли сказать, что теперь ты знаешь машину как свои 5 пальцев, и дело осталось за малым – надежность двигателя?

 Приехав на подиум один раз, нельзя сказать, что все проблемы решены. Машина от этого быстрее не поедет, даже если она была на финише в одной гонке на втором месте. Надо еще много работать с ней, улучшать настройки, при этом в каждой гонке настройки разные. Да, второе место в Венгрии было очень важным достижением и для меня, и для команды в этом тяжелом году. Но надо продолжать работать, причем очень эффективно, если мы хотим чего-либо добиться.

– В Венгрии ты побил рекорд Виталия Петрова, то есть превзошел его 3 место, показанное в Австралии в 2011 году. И теперь ты стал лучшим российским пилотом «Формулы-1». Виталий звонил тебе после этого? Поздравлял?

Мы переписываемся с ним. Сразу после гонки он написал мне и поздравил. И мне было очень приятно от него услышать такие слова.

– То есть несмотря на то, что ты у него забрал его рекорд, он тебе все-таки позвонил и поздравил…

Я думаю, что нам все равно, кто у кого забрал этот рекорд. Мы не так относимся к этому, как вы, журналисты.

– В Венгрии под подиумом, где вы парковали болиды после гонки, я был недалеко от доктора Хельмута Марко и видел, как ты его сначала искал глазами, а потом, найдя, подошел и через толпу «Феррари» вы обменялись крепким рукопожатием и обнялись…. Что ты сказал ему в те мгновения?

Я думаю, что тогда мы ничего особенного друг другу не сказали. Это было весьма скомканно. Подъехав к подиуму, я просто искал ребят в нашей форме, потому что впереди было много механиков из «Феррари». Не удивительно, их пилот выиграл гонку. И когда я видел наших ребят, я со всеми по-дружески обнимался. Это вполне понятные эмоции. Также и с доктором Марко. Там слова были не нужны.

– Кто для тебя сегодня Доктор Марко? Каково твое к нему отношение?

Он сделал для меня очень многое, сильно помог моей карьере. Без него ничего бы сегодняшнего не было у меня. Он фактически руководит моей карьерой, и даже я бы сказал, направляет мои усилия в правильное русло. Поэтому я ему очень благодарен. Вот, пожалуй, и все.

Интервью всегда в присутствии пресс-атташе команды. Даня всегда внимателен к вопросам журналистов

– А когда ты позвонил отцу, чтобы поделиться радостью своей победы?

Звонить не пришлось. Мой отец был в Венгрии на этой гонке.

– Практически все трассы этого сезона ты знаешь. Работая на симуляторе, ты больше внимания обращаешь на техническую сторону управления болидом, или еще требуется «налет часов» для повторного знакомства с трассами?

Я могу сказать, что все трассы мною выучены до автоматизма. Трасса обычно включает в себя 18-20 поворотов. И гонщику «Формулы-1» труда не составляет выучить эти повороты. Поэтому, естественно, мы уделяем основную часть времени на симуляторе техническим вопросам.

– У каждого гонщика есть физический предел возможностей его реакции и восприятия скорости… Как ты считаешь, на сколько можно увеличить скорость на прямой, чтобы ты достиг своего предела?

Сложно ответить. На прямой увеличение скорости значения не имеет. И, по правде сказать, мы далеки еще от предела человеческих возможностей. Я думаю, что управлять нынешними машинами не очень тяжело в физическом плане, и организаторы «Формулы-1» могут смело добавлять скорости болидам. Основная проблема в поворотах.

Со своим дедом во время Гран-при России 2014

– Сейчас много говорят о том, что не хватает зрелищности гонок. По-твоему, что позволит пилотам больше бороться на трассе?

Если говорить об обгонах, как об элементе зрелищности, то мы и так немало обгоняем сегодня. Все не так и плохо. Но хотелось бы увеличить скорость болидов, особенно в медленных поворотах, чтобы ими было тяжелее управлять. Чтобы гонщики получали удовольствие от возможности бороться в каждом повороте, а болельщики к тому же еще и слышали громкий звук моторов, как это было еще пару лет назад.

– Часто ли тебе приходится сожалеть о недостатке мощности твоего болида, утопив педаль газа в пол, на длинных прямых автодромов?

Да, часто. Но я ничего не могу с этим своим разочарованием поделать. И мне действительно обидно, когда меня с легкостью обгоняет болид с мотором «Мерседес», даже если у меня «педаль в пол».

– Недостаток мощности чувствуется больше при разгоне машины, или при достижении максимальной скорости?

Честно говоря, тяжело сказать где больше. Я думаю, что в обоих случаях это ощутимо. Над нашим двигателем еще много стоит поработать.

– Когда говорят, болид настроен на квалификацию, поэтому в гонке он не будет столь эффективен… Что при этом имеется в виду? Какие настройки? Развал-схождение колес или особенности работы двигателя, которые потом нельзя по регламенту изменить в субботу вечером перед гонкой?

Для хорошей гонки очень важно найти компромисс, чтобы машина была хороша и на одном круге и на длинной дистанции. Ведь после квалификации нельзя изменять механические настройки болида, например, развал-схождение. Изменять можно лишь аэродинамику, то есть угол атаки переднего крыла, и давление в шинах. Это не так уж и много.

– Какой у вас состоялся разговор с Даниелем Риккиардо после гонки в Венгрии? Ты ему сказал «спасибо» за то, что благодаря его атакам у тебя осталось меньше соперников впереди, в том числе и он сам приехал на финиш позади тебя?

В «Формуле-1» соперникам не говорят спасибо.

– А что ты чувствовал, когда на Хунгарроринге тебя с командного мостика просили пропустить напарника вперед себя?

Я делал свою работу и пытался ехать быстрее, чтобы не требовалось пропускать напарника.

– И все же потом после повторной просьбы через несколько кругов ты его пропустил…

Когда я понял, что не смогу увеличить темп, и что моя скорость из-за вибрации колес ниже, чем у Риккиардо, я решил его пропустить.

– И в завершение нашего интервью, Даня, к тебе такой вопрос: если бы от тебя зависело, какие должны быть машины в «Формуле-1»: одинаковые как в GP2 или GP3, и тем самым повышалась бы роль мастерства гонщика… Или такие как сейчас у вас: когда у команд разные двигатели и совершенно разные шасси. Чтобы ты предпочел оставить для «Формулы-1»?

Тяжело брать на себя такую ответственность. Я думаю, что «Формула-1» сегодня это не только гонки, но и немного шоу. Должен обязательно присутствовать элемент соревнования конструкторов, разных мотористов. Но нужно понимать, что в нынешней «Формуле-1» очень важно оказаться в нужный момент и в правильном месте. Это имеет огромное значение.

Владимир Васильев, фото автора и Анжелики Спа

Комментарии (0)

    Fiat Doblo Cargo